дальше
жаль нет ружья
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

дальше > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


суббота, 23 июля 2011 г.
RE: А? DIOGEN4212 12:11:43
что-то она меня как-то пугает здесь...
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 17 июля 2011 г.
RE: завтра меня будут расстреливать -- ... DIOGEN4212 23:51:42
вроде, все живы остались.
Прoкoммeнтировaть
RE: А! DIOGEN4212 01:52:21
а ещё я считаю Кафку очень счастливым человеком, вот.
Прoкoммeнтировaть
RE: А! DIOGEN4212 01:44:45
(это рассказ из первого его сборника, который назывался "Созерцание". "В нашей синагоге", наоборот, из последних. Я сейчас "Замок" в третий раз перечитываю.)

Франц Кафка
ДЕТИ НА ДОРОГЕ

Я слышал, как за садовой решеткой тарахтели телеги, а порой и видел их в слабо колышущиеся просветы листвы. Как звонко потрескивали этим звонким летом их деревянные спицы и дышла! Работники возвращались с полей, они так гоготали, что мне неловко было слушать. Я сидел на маленьких качелях, отдыхая под деревьями в саду моих родителей.

А за решеткой не унималась жизнь. Дети пробежали мимо и вмиг исчезли; груженые доверху возы с мужчинами и женщинами-кто наверху на снопах, кто сбоку на грядках — отбрасывали тени на цветочные клумбы; а ближе к вечеру я увидел прохаживающегося мужчину с палкой; несколько девушек, гулявших под руку, поклонились ему и почтительно отступили на поросшую травой обочину.

А потом в воздух взлетела, словно брызнула, стайка птиц;

провожая их глазами, я видел, как они мгновенно взмыли в небо, и мне уже казалось, что не птицы поднимаются ввысь, а я проваливаюсь вниз. От овладевшей мной слабости я крепко ухватился за веревки и стал покачиваться. Но вот повеяло прохладой, и в небе замигали звезды вместо птиц — я уже раскачивался вовсю.

Ужинаю я при свече. От усталости кладу ложки на стол и вяло жую свой бутерброд. Теплый ветер раздувает сквозные занавеси, иногда кто-нибудь, проходя за окном, придерживает их, чтобы лучше меня увидеть и что-то сказать. А тут и свеча гаснет, и в тусклой дымке чадящего фитилька еще некоторое время кружат налетевшие мошки. Если кто-нибудь за окном обращается ко мне с вопросом, я гляжу на него, как глядят на далекие горы или в пустоту, да и мой ответ вряд ли его интересует.

Но если кто влезает в окно и говорит, что все в сборе перед домом, тут уж я со вздохом встаю из-за стола.

— Что ты вздыхаешь? Что случилось? Непоправимая беда? Безысходное горе? Неужто все пропало? Ничего не пропало. Мы выбегаем из дому.

— Слава богу! Наконец-то!

— Вечно ты опаздываешь!

— Я опаздываю?

— А то нет?

— Сидел бы дома, раз неохота с нами!

— Значит, пощады не будет?

— Какой пощады? Что ты мелешь?

Мы ныряем в вечерний сумрак. Для нас не существует ни дня, ни ночи. Мы то налетаем друг на друга, и пуговицы наших жилеток скрежещут, как зубы, то мчимся вереницей, держась на равном расстоянии, и дышим огнем, словно звери в джунглях. Будто кирасиры в былых войнах, мы, звонко цокая и высоко поднимая ноги, скачем по улице и с разбегу вырываемся на дорогу. Несколько мальчиков спустились в канаву и, едва исчезнув в тени откоса, уже выстроились, точно чужие, на верхней тропе и оттуда глядят на нас.

— Эй, вы, спускайтесь!

— Нет уж, давайте вы сюда!

— Это чтобы нас сбросили под откос? И не подумаем! Нашли дураков!

— Скажи уж прямо, что боишься! Смелей!

— Бояться? Вас? Много на себя берете! И не с такими справлялись!

Мы кидаемся в атаку, но, встретив сильный отпор, падаем или скатываемся в травянистую канаву. Здесь все равномерно прогрето дневным зноем, мы не чувствуем в траве ни тепла, ни холода, а только безмерную усталость.

Стоит повернуться на правый бок и подложить кулак под голову, и тебя смаривает сон. Но ты еще раз пытаешься встряхнуться, вытягиваешь шею и вздергиваешь подбородок — чтобы провалиться в еще более глубокую яму. Потом выбрасываешь руки и слабо взбрыкиваешь ногами, словно готовясь вскочить, — и проваливаешься еще глубже... И кажется, этой игре конца не будет.

Но вот ты уже в самой глубокой яме, тут бы и уснуть по-настоящему, растянуться во всю длину, а главное — выпрямить ноги в коленях, — но сна как не бывало; ты лежишь на спине, точно больной, сдерживая подступающие слезы, и только помаргиваешь, когда кто из ребят, прижав локти к бокам, прыгает с откоса на дорогу и его черные подошвы мелькают над тобой в воздухе.

Луна забралась выше; облитая ее сиянием, проехала почтовая карета. Сорвался легкий ветерок, он пробирает и в канаве; где-то невдалеке зашумел лес. Одиночество уже не доставляет удовольствия.

— Эй, где вы?

— Сюда! Сюда!

— Собирайтесь все вместе!

— Что ты прячешься, что за дурацкая фантазия?

— Разве вы не слыхали, почта проехала!

— Как, уже проехала?

— Ну ясно! Когда она проезжала, ты видел третий сон!

— Это я спал? Будет врать!

— Лучше ты помалкивай. Ведь и по лицу видно!

— Что пристал?

— Пошли!

Мы бежим гурьбой, кое-кто держится за руки, приходится закидывать голову как можно выше, так как дорога идет под уклон. Кто-то испустил боевой клич индейцев, ноги сами несут нас в бешеном галопе, ветер подхватывает на каждом прыжке. Ничто не может нас удержать. Мы так разбежались, что, обгоняя друг друга, складываем руки на груди и спокойно озираемся по сторонам.

Останавливаемся мы перед мостиком, переброшенным через бурный ручей; те, кто убежал вперед, вернулись. Вода, омывающая корни и камни, бурлит, точно днем, не верится, что уже поздний вечер. Кое-кому не терпится залезть на перила мостика.

Из-за кустарников в отдалении вынырнул поезд, все купе освещены, окна приспущены. Кто-то затянул веселую песенку — тут каждому захочется петь. Мы поем куда быстрее, чем идет поезд, и, так как голоса не хватает, помогаем себе руками. Наши голоса звучат вразнобой, и нам это нравится. Когда твой голос сливается с другими, кажется, будто тебя поймали на крючок.

Так мы поем, спиной к лесу, лицом к далеким пассажирам. Взрослые в деревне еще не ложились, матери стелят на ночь.

Пора и по домам. Я целую стоящего рядом, пожимаю две-три ближайшие руки и стремглав бегу назад, пока никто меня не окликнул. На первом же перекрестке, где меня уже никто не увидит, поворачиваю и тропками пускаюсь обратно к лесу. Меня тянет город к югу от нас, о котором в деревне не перестают судачить.

— И люди же там! Представьте, никогда не спят!

— А почему не спят?

— Они не устают!

— А почему не устают?

— Потому что дураки.

— Разве дураки не устают?

— А с чего дуракам уставать?

Перевод Р.Гальпериной

===================­======

Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
RE: А! DIOGEN4212 01:41:16
Франц Кафка
В НАШЕЙ СИНАГОГЕ

В нашей синагоге живет зверек величиной с куницу. Он часто очень хорошо виден, на расстояние примерно до двух метров он подпускает людей. Окраска у него голубовато-зеленова­тая. До его меха еще никто не дотрагивался, насчет этого, стало быть, ничего нельзя сказать, думается даже, что и настоящий цвет меха его неизвестен, а видимый цвет получился только от пыли и от известки, забившейся в шерсть, ведь цвет этот походит и на штукатурку внутри синагоги, только он немного светлее. Если бы не его пугливость, это был бы необыкновенно спокойный, малоподвижный зверек; если бы его так часто не вспугивали, он вряд ли менял бы место, любимое его местопребывание-реш­етка женского отделения, он с явным удовольствием вцепляется в петли решетки, вытягивается и смотрит вниз в молельню, эта смелая поза, кажется, радует его, но служке наказано сгонять зверька с решетки, а то он привыкнет к этому месту, чего из-за женщин, которые боятся зверька, допустить нельзя. Почему они боятся его, неясно. Правда, на первый взгляд он страшноват, особенно длинная шея, треугольная мордочка, почти горизонтально торчащие верхние зубы, над верхней губой ряд длинных, нависающих над зубами, явно очень жестких, светлых щетинистых волос, все это может испугать, но вскоре видишь, как неопасна вся эта кажущаяся страшность. Прежде всего, он ведь старается держаться подальше от людей, он пугливей лесного зверька и ни к чему, кроме самого здания, кажется, не привязан, и личная беда его состоит, видимо, в том, что здание это — синагога, а значит, порой очень оживленное место. Если бы можно было со зверьком объясниться, его можно было бы хотя бы утешить тем, что община нашего горного городка из года в год уменьшается и ей уже трудно добывать средства на содержание синагоги. Не исключено, что через некоторое время синагога превратится в амбар или что-то подобное и что зверек обретет покой, которого у него сейчас, увы, нет.

Боятся зверька, впрочем, только женщины, мужчинам он давно безразличен, одно поколение показывало его другому, его видели снова и снова, наконец на него перестали обращать внимание, и даже дети, которые видят его впервые, уже не удивляются. Он стал домашним животным синагоги, почему бы синагоге не иметь особого, нигде больше не встречающегося домашнего животного? Если бы не женщины, то о существовании этого зверька, наверно, уже забыли бы. Но и женщины-то по-настоящему не боятся зверька, да и странно было бы бояться такого зверька изо дня в день, годами и десятилетиями. Они, однако, оправдываются тем, что зверек обычно гораздо ближе к ним, чем к мужчинам, и это верно. Спуститься вниз к мужчинам зверек не осмеливается, его никогда еще не видели на полу. Если его прогоняют от решетки женского отделения, он пребывает по крайней мере на той же высоте на противоположной стене. Там есть очень узкий выступ, шириной от силы в два пальца, он обходит три стены синагоги, по этому выступу зверек иногда шмыгает взад-вперед, но чаще он сидит на определенном месте напротив женщин. Почти непонятно, как ухитряется он с такой легкостью пользоваться этой узкой дорожкой, и замечательна ловкость, с какой он там, наверху, дойдя до конца, поворачивает обратно, это ведь уже очень старый зверек, но он не останавливается перед самыми смелыми прыжками, которые неудачными никогда не бывают, он повернется в воздухе и побежит назад той же дорожкой. Правда, увидев это несколько раз, вполне насыщаешься, и неотрывно смотреть на это не тянет. Да и женщин приводит в волнение не страх и не любопытство, будь они больше заняты молитвами, они совсем забыли бы о зверьке, благочестивые женщины и в самом деле забыли бы, если бы это допустили другие, которых гораздо больше, но тем всегда хочется обратить на себя внимание, а зверек для этого — удобный предлог. Если бы они осмелились, они приманили бы зверька еще ближе к себе, чтобы можно было пугаться еще сильнее. Но на самом-то деле зверек совсем не стремится к ним, если на него не нападают, ему до них так же нет дела, как и до мужчин, он рад был бы, наверно, оставаться в том уединении, в котором живет в часы, когда нет службы, по-видимому, в какой-нибудь еще не обнаруженной нами дыре в стене. Только когда начинают молиться, он появляется, вспугнутый шумом. Хочет ли он посмотреть, что случилось, хочет ли оставаться настороже, хочет ли быть свободным, способным к бегству? От страха он выбегает, от страха выделывает свои прыжки и не удаляется, пока не кончится богослужение. Высоту он предпочитает, конечно, потому, что там безопаснее и бегать удобней всего по решетке и по стенному выступу, но он вовсе не всегда там, иногда он спускается ниже к мужчинам, занавес завета держится на блестящей медной перекладине, она, кажется, манит зверька, он довольно часто туда прокрадывается, но там он всегда спокоен, даже когда он у самого кивота, нельзя сказать, что он мешает, своими сверкающими, всегда открытыми, вероятно, без век, глазами он словно бы взирает на общину, но, конечно, ни на кого не глядит, а только подстерегает опасности, которые, как он чувствует, ему угрожают.

В этом отношении он, во всяком случае до недавнего времени, казался не более смышленым, чем наши женщины. Каких таких опасностей бояться ему? Кто собирается что-то ему сделать? Разве он целиком не предоставлен себе уже много лет? Мужчины не замечают его присутствия, а большинство женщин было бы, наверно, несчастно, если бы он исчез. А поскольку он единственное животное в этом доме, врагов у него вообще нет. Это он мог бы за долгие годы наконец-то уразуметь. Да и богослужение своим шумом, наверно, очень пугает зверька, а оно ведь регулярно и без перерывов повторяется в скромной мере по будням и в усиленном виде по праздникам; даже самый пугливый зверек мог бы уже привыкнуть к этому, особенно убедившись, что слышит не шум преследования, а шум, которого он просто не понимает. И все-таки этот страх! Память ли в нем о далеком прошлом или предчувствие будущего? Может быть, этот старый зверек знает больше, чем те три поколения, что собирались в синагоге в разные времена?

Много лет назад, так рассказывают, действительно были попытки прогнать зверька. Возможно, что это правда, но вероятнее, что это какие-то выдуманные истории. Достоверно известно, во всяком случае, что вопрос, можно ли терпеть зверька в Божьем доме, разбирали тогда с точки зрения религиозных законов. Были получены заключения разных раввинов, мнения разделились, большинство было за изгнание и за то, чтобы освятить Божий дом заново. Но легко было давать указания издалека, в действительности же было невозможно поймать зверька, а потому невозможно и прогнать его. Ведь только поймав его и удалив, можно было быть более или менее уверенным, что избавились от него.

Много лет назад, так рассказывают, действительно попытались прогнать зверька. Служка будто бы помнит, что его дед, который тоже был служкой, любил об этом рассказывать. В детстве дед этот часто слышал, что от зверька невозможно избавиться, и с тех пор ему, отличному верхолазу, не давало покоя его честолюбие, в одно светлое утро, когда все углы и уголки синагоги заливал солнечный свет, он прокрался туда, вооружившись веревкой, пращой и посохом.

Перевод С. Апта

Прoкoммeнтировaть
RE: А! DIOGEN4212 01:40:26
два романа, известные широкой аудитории, "Процесс" и "Замок"
много рассказов разной продолжительности
ещё больше всевозможной критики
я считаю Кафку великим мастером пустоты, преклоняюсь перед ним как перед учителем
самый известный рассказ, о котором обычно судят о нём, "Превращение". Попробуй рассказы пролистать...
Прoкoммeнтировaть
RE: А! Ryouhiko Ankuu 00:03:59
А мне вот давно интересно - какие книги у Кафки? О чём он пишет? Думаю, читать или нет...
Прoкoммeнтировaть
пятница, 15 июля 2011 г.
RE: сс DIOGEN4212 00:33:03
есть подозрение, что всё обломится. Но, кажется, сегодня за полдня я впервые смог вздохнуть, впервые осветило солнце за эту неделю. Но как другим людям, не знаю, поэтому сомнение. Довольно странное сомнение.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 июля 2011 г.
RE: какая прелесть ^__^ omegа. 22:17:49
­­
Прoкoммeнтировaть
RE: какая прелесть ^__^ omegа. 22:16:21
О, точняяяк~
Момеент **
Прoкoммeнтировaть
RE: какая прелесть ^__^ DIOGEN4212 22:13:15
Эмили _^ а глаза Брейка не могу вспомнить --
Прoкoммeнтировaть
RE: какая прелесть ^__^ omegа. 22:12:21
У Брейка тт
И у куклы тт
Я опять забыл, как её зовуут тт
Прoкoммeнтировaть
RE: какая прелесть ^__^ DIOGEN4212 22:11:35
у кого??
Прoкoммeнтировaть
RE: какая прелесть ^__^ omegа. 22:09:58
глаза не те тт
Прoкoммeнтировaть
среда, 8 июня 2011 г.
RE: о_ОО Mrs.Moony 01:32:13
 А сами картиы...Ад.И Чистилище.
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО DIOGEN4212 01:31:17
не, я про выставку - -
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО Mrs.Moony 01:30:39
 Я пока Ад читаю.
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО DIOGEN4212 01:28:32
а что понравилось больше? Рай, Чистилище, Ад:
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО Mrs.Moony 01:27:38
 А я буду терпеть...Усидчивос­ти мне на Данте хватит,ибо зацепило еще на выставке Дали
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО DIOGEN4212 01:26:49
я читал... дожил до второго уступа Предчистилища, как-то так ^^"" честно говоря, не хватило терпения.. но "Ад" я прочитал весь .
Прoкoммeнтировaть
RE: о_ОО Mrs.Moony 00:32:17
 Вишневый сад...Давно не читала.Пока Божественная Комедия висит...**
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 6 июня 2011 г.
RE: и ещё в таком состоянии плохо и опасно с кем-то общаться DIOGEN4212 22:45:16


нужно Елену Войнаровскую слушать!!!
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 5 июня 2011 г.
RE: ----------------- DIOGEN4212 09:26:15


В субботу папу выписали из больницы. Выходные, вчера и сегодня, превратились в ад, в какой-то нелепый сизифов труд, жуткая домашняя работа … это в книгах герои просто страдают и всё, а у нас какое-то непрекращающееся действо… все сходят с ума от нервов. Папа пытается выдавливать из себя фразы и формулировки, восстанавливая память (это ужасно со стороны смотрится), мама едва держится, она тоже очень нервный человек и никого не любит.
«Что такое ад?» - «Это жизнь без любви». Мы все живём в аду. Никто никого не видит.
Мир ужасно сжался, посерел. Что-то подобное я ощущал во времена разрыва в августе 2009 года, когда был огромный разрыв между светлой и тёмной стороной, когда быть счастливым и живым было просто невыносимо и хотелось замолчать, высохнуть, погибнуть.
Ещё мне неконтролируемо хочется спать-провалиться (это защитная реакция на стресс, пожалуй)
Всё это кажется либо бесконечным (как в осаждённом городе), либо неудержимым. И во что это выльется, страшно представить. Или с тюрьмой сравнить.

И ещё встреча с куклами. Её много раз переносили и всё-таки провели сегодня. И я так практично-малодушно­ заявил маме, что ты папу забери одна, а я там побуду часа два и приеду домой. Ну.. мягко говоря, осудили, но не наказали. Я очень много рассуждал о Боге, почему Он не наказывает, как было проще, если бы молнией ударило и всё. А нет, живи. И наказание не пришло, ни от Бога, ни от людей. А ведь я предательство совершил, просто пойдя на поводу у собственного эгоизма и принципа удовольствия.

«Как мы жить будем теперь?» - задаю сейчас этот вопрос. Кажется, будто ничего дальше нет, одно только медленное умирание.






пятница, 3 июня 2011 г.
RE: Тест: `С кем их Vocaloid'ов вы схож... Ryouhiko Ankuu 23:43:56
Уже скачал.)
Прoкoммeнтировaть
RE: Тест: `С кем их Vocaloid'ов вы схож... DIOGEN4212 13:31:04
­­

Corel Painter 11
Прoкoммeнтировaть
 


дальше > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
оняня :О
А Паше нужны муш и жэнэ**И даже мно...
Продам.
пройди тесты:
"...Все эти странные...
Ледяное пламя - 31
Просто потому, что я тебя люблю...3
читай в дневниках:
крыша едет))8-}
ищу парня:-* обращаемся))
кто рисует графити,тегает?http://a1...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх